Хогвартс. Пророчество.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хогвартс. Пророчество. » Flashback » Последний день


Последний день

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

1. Последний День
2. Бэллатрикс Лестрейндж и Лорд Волдеморт
3. Лорд стал министром магии. в последней схватке убили Лилиан. прошло два дня с её смери, Лорд так и не узнал кто убийца.

0

2

Эта цепь воспоминаний всё ещё стояла у него перед глазами. Том уже три дня сидел у себя в кабинете в замке и никого не пускал, никого не принимал, даже Гарри. Два дня назад погибла Лили. Он снова потерял её, на этот раз он не мог ничего поделать. Она была уже месяц в его рядах, но нельзя было сказать, что её приняли приближённые Лорда, скорее они смирились с этим. Она никогда не убивала, только оглушала, но он не корил её за это, ему было важно, что она рядом. Но её ни стало. Том изменился не в лучшую сторону. Он замкнулся ещё сильнее, совсем не спал, не разговаривал ни с кем,ничего не ел и лишь думал и думал и только ночами он ходил по замку, были слышны его шаги, он пропадал в подземелье, где держал своих Василисков, а утром снова запирался в кабинете. Пожиратели были в неведении, Люциус был вынужден взять обязанности министра на себя на которое время, да и Лорд этому не препятствовал. В целом всё было монотонно, но для него всё словно замерло вокруг и жизнь совсем остановилась.
- Помнишь два видения, я говорила тебе о них. мы всегда будем вместе. Всегда...
проносились в голове её слова, а перед глазами было её улыбающееся лицо и зелёные глаза.
В кабинете царил полный хаос. Следы безудержного гнева тёмного Лорда были повсюду. Тут не осталось ничего целого. Камин давно погас. Было холодно и темно, повсюду гуляли сквозняки и ветер гонял по комнате пергамент и частички перьев. Том сидел на полу, согнув колени, глядя в одну точку и держа волшебную палочку в одной руке, а в другой осколок от разбитого стакана. На пол стекала кровь с его руки, но он этого не замечал и лишь неотрывно смотрел перед собой, словно и не дышал вовсе. Он был одет лишь в чёрные брюки. Его волнистые волосы были мокрыми и растрёпанными, по телу стекали капли дождя, что влетали через окно.

0

3

Эхо, образованные разрушенными сводами древнего и некогда предсатвляющегося волшебным и вечным замка отражает дружный крик, слетающий с сотен раскрытых в беспомощном крике боли губ. Ветер, свободно влетающий сквозь выбитые окна, разносит громкие и тихие голоса, выкрикивающие заклинания. Итоговая битва. Битва за власть в Английском магическом мире. Битва между Темным Лордом,  Гарри Поттером, их сторонниками, верными пожирателями, наемными воинами и части некогда министерский авроров против жалкой горстки защитников стары устоев — Ордена Феникса, пары-десятков вольных и не очень сильных магов, не знающих порой элементарной боевой магии. Казалось бы, исход битвы давно предрешен, и сама битва и битвой то быть не должна, скорее это должно напоминать избиение младенцев. Но — не тут то было. Орденцы и иже сними, великолепно понимая, что отступать им уже некуда, сражались с отчаянной решительности и, казалось, обретали от этого какие-то дополнительные ресурсы. Битва кипела уже не первый час, но накала своих страстей и опасности не теряла. Белла откровенно ею наслаждалась. Не скрывая своего лица (что вызывало дополнительную ярость противника) она кружилась, раздавая проклятия направо и налево, выкрикивая оскорбления и хохоча, в самой гуще сражавшихся. Сердце билось с сумасшедшей скоростью, впрыскивая в кровь все большие и большие дозы адреналина. Черные плащи пожирателей, их серебряные маски мелькали то тут, то там. Лица были скрыты, и отгадать, где из них кто не представлялось возможным.
- Сектумманус! Авада Кедавра! Круцио! - заклинания не вылетели простыми словами, они рвались из груди песней. Веселой победной песней смерти и боли.
Черный плащ с весьма изящной серебрянной маской, напоминавшей Белле лунный лик, мелькнул невдалеке, словно искорка от яркого костра, и столь же внезапно исчез.
- Диффендо! - применяемое к чедловеку, это заклинание действует весьма забавным образом — кожа его вскрывается, разлетаясь на мелкие кусочки, и все содержимое организма кровавой кучкой оседает на пол.
Черный бархатистый плащ с темно-красной, почти бордовой подкладкой мелькнул совсем близко, если хотелось, можно даже было расслышать тихий голос, произносящий заклинания.
- Обливейт партис пять — тоже очень дейсчтвенное заклинание, как правило те, кто попал под его действие становились сразу же недееспособными. А если ударить с нужной силой или сочетать с каким-нибудь гаденьким темным проклятием — сознание в бренное тело более уж никогда не вернется, такой человек навсегда поселится в снежно-белой палате Св. Мунго. Белла любила подобные исходы. Человек вроде и жив — и одновременно нет его. О, он не свободен. Душа его не может отправится на Вальхалу (или куда там отправлялись светлые души), она намертво привязана к этому тело. И мучится человек, и смерти хочет — да только кто его, психа, слушать будет? А за телом заботятся, лечат, кормят, к нему как к живому памятнику родственники ходят. Наверное, наблюдать, как в их глазах гаснет надежда — и не понимать, что это такое — самое страшное, что может статься с ним. Поэтому в свое время Лонгботтомов она не убила.
Случайное заклинание, выпущенное из палочки какого-то желторотого вояки — вчерашнего шестикурсника, только-только принявшегося за боевую магию, летя по замысловатой траектории, ударило в спину разворачивающегося человека в маске. Он упал на одно колено. Белла ообернулась. Вообще-то дела ей до соратников не было ровным счетом никакого — здесь заварушка, каждый обязан думать о своей безопасности  своей собственной головой. Но...здесь случай был особым.
- Инаксессибилис  - буквально прошипела колдунья, тонкий серебристый туман стек с кончика ее палочки, растекся по окружающему пространству. Им никто не должен был помешать. Только не сейчас.
- Помоги — тихо прошептал человек, чуть дрожащими руками стаскивая маску, обнажая бледное лицо, самым ярким пятном на которых были темно-зеленые глаза, смотрящие с надеждой. Ярко-рыжие волосы растрепались по плечам. Белла хищно улыбнулась. Сколько же она мечтала о такой вот встрече...
- О нет, деточка, - медленно протянула она, - и не подумаю. Круцио!
К разносящимся под разрушенными сводами криками прибавился еще один, полный боли, отчаяния и какого-то смиренного понимания, что это — конец.

Белла открыла глаза. Прямо на нее смотрел белый неестественно высокий потолок одной из комнат резиденций Лорда. Она попробовала пошевелится. Не успевшее проснутся тело подчинялось с трудом, но в конце концов ей все же удалось подняться с застеленной бордовым одеялом кровати. Подойдя к столику, чуть дрожащими руками налила в высокий стеклянный стакан воды, медленно, смакуя ее безвкусный вкус, выпила.
«Опять этот сон. Как я убиваю эту грязнокровную дрянь. Правильно сделала. Начать пить зелье Сна без сновидений что ли...»
Из смежной комнаты донесся какой-то невнятный выкрик. С громким звоном разбилось какое-то стекло. Белла горестно покачала головой. Повелитель... он слишком тяжело переносил гибель этой своей... Даже от управления Англией, целиком и полностью лежащей ныне у его ног он отказался. Войти к нему в комнату не осмеливался никто: у все пожирателей наблюдалась одна очень интересная страсть — они хотели жить.
«Нельзя... нельзя что бы он там и дольше оставался один»
Дверь в покои Лорда была толстой, увитой кованными узорами редкостной красоты (поговаривали, что некогда они были заказаны у русских мастеров). Белла хорошо ее изучила — не раз и не два она стояла перед ней, собираясь войти и каждый раз не могла из-за смутного предвчуствия чего-то непоправимого плохого, что случится, стоит ей перешагнуть этот порог. Может быть, ей тоже хотелось жить.
Дверь была незаперта — колдунья вошла, легонько толкнув ее. В комнате царил хаос: вещи, большей частью сломанные, были расшвыряны по вей комнате, окно было разбито, сквозь него широкими ледяными полосками залетал ветер, мини-градом бил холодный осенний дождь. А посреди комнаты... посреди комнате, полураздетый на коленях, стоял он, невидящим взглядом смотря куда-то в неясную даль,  сжимая в руке острый осколок стекла. По руке тонкой струйкой стекала кровь.
- Милорд — тихо прошептала Беллатрикс, подходя к нему, опускаясь рядом с ним.
Ему было больно. Она чувствовала это всем своим естеством. Разумом знала, что была в этом виновна, но чувствами верила что сделала все правильно.

Отредактировано Bellatrix Lestrange (2010-10-28 02:16:07)

+1

4

Он не отозвался на её зов, то, что сейчас в комнате ещё кто-то не волновало его совсем. Наверное если бы сюда ворвались авроры его арестовывать, он даже не стал бы сопротивляться, но авроры не ворвутся - он их всех уничтожил. Ветер продолжал завывать, теперь уже сильнее, ведь дверь была открыта. Она села напротив него, что-то сказала, Том молчал, ничего не говорил. Лишь откинул кусочек стекла в сторону и посмотрел на свою ладонь, затем встал, так же не замечая Беллу, подошёл к опрокинутому шкафу и вытащил оттуда магией какой-то сосуд, подержав его в руках, он посмотрел на дверь, с грохотом заперев её, Том швырнул сосуд прямо в стену, рыча абсолютно потусторонним голосом.
- Том....Мы всегда будем вместе, Том...
Её призрачное зеленоватое видение появлялось в комнате, рядом с ним, она была одета так же как в тот день, в день её смерти. Её душа настолько близко приблизилась к нему, желая коснуться его лица, а он смотрел на неё неотрываясь.
- Я найду того кто сделал это, я клянусь своей душой, что найду.
она покачала головой, касаясь его кожи, но он не чувствовал этого.
- Месть не лучший способ, Том. Продолжай жить, ради нашего сына, ради Гарри, не надо мстить, так должно было быть,  должно. Ты не один. ты сильный, ты всегда был сильным. Ты сам мне говорил, что ты переживёшь нашу разлуку, почему ты сейчас, словно раненый зверь, мечешься в агонии. Том ты должен подняться снова. Посмотри в глаза Гарри и ты увидишь там меня. Мы всегда будем вечно вместе, всегда. Я люблю тебя...
она исчезла вновь, он не успел ей ничего сказать, повернувшись и наконец заметив Бэллу он с яростью выпустил в неё заклинание, швырнув к стене, затем быстро подошёл, и поднял её в воздух леветируя словно пушинку.
- Я кажется запретил сюда входить, Белла. Когда я запрещаю, я запрещаю для всех. даже Нагайна не нарушает это правило, почему ты полагаешь, что ты особенная. Я не хочу видеть никого из вас.
он отпустил её, убирая палочку.
- Вы трусливая, жалкая свора падших аристократов, способных только на то, чтобы удовлетворить свои потребности. Вы все трусливые шакалы, прячущиеся за спиной льва. Друг за друга вы бы порвали, но её никто из вас не попытался спасти. Знаешь Бэлла в чём ваша главная ошибка? В том, что своим бездействием вы накликали на себя беду. Ты думаешь я немного по буяню и всё и забуду и успокоюсь и снова стану прежним? Не-е-ет я буду искать и я найду. И лучше чтобы тот, кто это сделал уже начинал убегать далеко далеко и чем дальше, тем у него больше шансов пожить на минуту дольше. Потому что я не просто убью, я сделаю это так, что он сам будет просить меня об этом каждый раз испытывая боль и ужас. Ты знаешь Бэлла, знаешь, что если я ищу, я нахожу... От меня скрыться невозможно. Но я не стану прибегать к помощи Пожирателей, я буду делать это один и в этом ужас. Никто не поможет убийце и никто не протянет руку помощи, убийца окажется в той же ситуации,в которой оказалась Лили тогда. Я до сих пор слышу её голос. Я не вижу кого она просила, но я слышу голоса:
- Помоги
- О...несчастный убийца не знал, какая сильная связь существует между мной и Лили. Я всё чувствую, что чувствует она и слышу. И в тот день я ощутил всю боль, которой её наградили, насылая Круцио. Она кричала, словно кричала в моей голове, прямо у меня над ухом, она кричала и молила помочь, но я не успел помочь ей, если бы я только знал раньше, она была бы жива. Порой я ненавижу всё - всю свою жизнь и ненавижу этот дом, она не любила его. Она его боялась.
он отвернулся и отошёл к окну, глядя вниз на мокрую парадную лестницу.
- Смешно. Я даже не могу умереть. Но мне это и не нужно, по крайней мере пока я не убью предателя. Этот дождь не кончается уже три дня. Сегодня её душа покинет мир живых и я больше никогда её не увижу. Я всегда ненавидел любовь, потому что я любил её так, как никогда и никого не полюблю больше. Она была не просто моей страстью, не просто мимолётной игрой. Она была светом в моей чёрной душе, она соединяла все части воедино и была моим ангелом хранителем. Овечка, защищающая льва. Смешная штука жизнь. Когда умираешь вместе с ней не так больно, я думал что не смогу ощутить боль, но даже моя раздробленная душа чувствует всё. И пусть это слабость, но она предаёт мне силы, было бы намного ужаснее, если бы мне было всё равно. Но я не могу смириться, никогда не смогу смириться. Уходи Бэла, мне нужно быть одному ещё некоторое время, ты всё равно не поймёшь меня. Любить полукровку разве это возможно...

0

5

Темно-коричневый сосуд, перевернувшись несколько раз в воздухе, ударился о каменную стену замка, разлетелся на сотни мелких осколков. Лорд прокричал что-то. Вернее даже не так – прорычал, обращаясь к кому-то в пространство. Обещая. Себе или кому-то другому. Обещая месть. Глаза горели нездоровым блеском.
Взмах палочки. Неведомая сила, облекающая, словно кокон, не дающая возможности сопротивляться, поднимает в воздух, словно пушинку. И швыряет об стену. Внутри, кажется, что-то хрустит, от бока по всему телу разливается саднящая, пылающая огнем волна боли. Кокон вновь плотно обхватывает ее. Поднимает в воздух. Напротив, так близко, кажется – протяни руку и прикоснешься, - бледное, изможденное лицо Лорда, на котором неестественно-ярко, безумно, пылают глаза.
- Я кажется запретил сюда входить, Белла. Когда я запрещаю, я запрещаю для всех. даже Нагайна не нарушает это правило, почему ты полагаешь, что ты особенная. Я не хочу видеть никого из вас.
Магия исчезает, швыряя на пол. Из тела как будто выпивают эмоции: внутри ощущается только пугающая пустота, ни желаний… ни страхов.
- Вы трусливая, жалкая свора падших аристократов, способных только на то, чтобы удовлетворить свои потребности. Вы все трусливые шакалы, прячущиеся за спиной льва. Друг за друга вы бы порвали, но её никто из вас не попытался спасти. Знаешь Бэлла в чём ваша главная ошибка? В том, что своим бездействием вы накликали на себя беду. Ты думаешь я немного по буяню и всё и забуду и успокоюсь и снова стану прежним? Не-е-ет я буду искать и я найду. И лучше чтобы тот, кто это сделал уже начинал убегать далеко далеко и чем дальше, тем у него больше шансов пожить на минуту дольше. Потому что я не просто убью, я сделаю это так, что он сам будет просить меня об этом каждый раз испытывая боль и ужас. Ты знаешь Бэлла, знаешь, что если я ищу, я нахожу... От меня скрыться невозможно. Но я не стану прибегать к помощи Пожирателей, я буду делать это один и в этом ужас. Никто не поможет убийце и никто не протянет руку помощи, убийца окажется в той же ситуации,в которой оказалась Лили тогда. Я до сих пор слышу её голос. Я не вижу кого она просила, но я слышу голоса:
- Помоги
- О...несчастный убийца не знал, какая сильная связь существует между мной и Лили. Я всё чувствую, что чувствует она и слышу. И в тот день я ощутил всю боль, которой её наградили, насылая Круцио. Она кричала, словно кричала в моей голове, прямо у меня над ухом, она кричала и молила помочь, но я не успел помочь ей, если бы я только знал раньше, она была бы жива. Порой я ненавижу всё - всю свою жизнь и ненавижу этот дом, она не любила его. Она его боялась.

Улыбнулась. Горько, безумно. Боялась ли? Нет. Белла была женщиной эмоций, да и к тому же влюбленной по уши… Но вот дуррой назвать ее было нельзя. Вступая в ряды Пожирателей,  она была готова к тому, что рано или поздно погибнет. Если не от «заботливых» рук авроров и «страстных» поцелуев дементоров, то уж точно от рук любимого повелителя. Была готова и не боялась. Потому что от авроров она могла защитится, к дементорам могла в какой-то степени привыкнуть, а смерть от руки любимого человека – это не такая уж и плохая участь. По крайне мере, уходя так, она ни о чем не будет жалеть. И раз так… То не все ли равно, умереть быстро и безболезненно – от Авады, или мучится сутками под пытками? Все равно ведь сделала все правильно. Как должна была.
- Смешно. Я даже не могу умереть. Но мне это и не нужно, по крайней мере пока я не убью предателя. Этот дождь не кончается уже три дня. Сегодня её душа покинет мир живых и я больше никогда её не увижу. Я всегда ненавидел любовь, потому что я любил её так, как никогда и никого не полюблю больше. Она была не просто моей страстью, не просто мимолётной игрой. Она была светом в моей чёрной душе, она соединяла все части воедино и была моим ангелом хранителем. Овечка, защищающая льва. Смешная штука жизнь. Когда умираешь вместе с ней не так больно, я думал что не смогу ощутить боль, но даже моя раздробленная душа чувствует всё. И пусть это слабость, но она предаёт мне силы, было бы намного ужаснее, если бы мне было всё равно. Но я не могу смириться, никогда не смогу смириться. Уходи Бэла, мне нужно быть одному ещё некоторое время, ты всё равно не поймёшь меня. Любить полукровку разве это возможно...
Она устала. Ощущала это уже давно. От чего устала? От жизни. От того, что она сотворила с ней. От своей «милой» семейки, Темной Магии, пыточных застенков аврората. От дементоров, от Рудольфуса. От своих эмоций, которые пока ни к чему хорошему не привели. От дикой, безумной, выматывающей страсти, о которой она молчала долгое, очень долгое время.
Засмеялась. Безумно. Горько.
- Нет, милорд, я никуда не уйду. Я искренне сочувствую Вам в Вашей потере. И если Вы найдете убийцу, буду просить Вас разрешить мне пытать его. И вы ошибаетесь… Я могу вас понять. Я знаю что такое любить полукровку…
Когда она узнала? Давно, довольно таки давно, еще до того, как получила метку. Узнала, но  изменить уже ничего не смогла – была предана душой и телом. Летела как мотылек на свет огонька.
Рывком поднялась с пола. Подошла к нему, схватила за руку. За этим должно было последовать очередное наказание. Всего лишь боль. Она не боялась боли. Любила ее.
- Вы можете меня наказать, милорд, - прошептала тихо, чуть шевеля бледными губами, - Можете даже убить Авадой на месте. Но… во-первых вы неправы – вы победитель. Вы выиграли эту войну. Вы выиграли этот мир. Для нас, кучки жалких шакалов, для себя. Правьте им. Оденьте венец, который взяли силой. Не приносите разочарование тем, кто шел за вами. А во-вторых… позвольте… позвольте мне остаться с вами, милорд.
«Браво, Белла. Беллиссимо. Смерти, убийств, ада и демонов не боялась – а сказать три простых слова сложно? Ты же знаешь, что будет потом. Ну же, давай» - озорно усмехнулось откуда-то из глубины Альтер-эго.

+2

6

- Мне всё равно...
отрешённо проговорил он. Его голос был грубым, тяжёлым и холодным. Он Отодвинулся от Бэллы и прошёл к открытому окну, опираясь руками о подоконник и высовываясь наполовину на улицу, навстречу грохочущему ливню, который тут же окотил его ледяным потоком. Вода стекала по шее с головы, переходя на плечи и спину, грудь и живот, струилась на пол. Он не замечал дискомфорта, не пытался закрыть окно, погреться у камина.
- Слабость? Сдаться? Не-ет только не сейчас... Вы меня ещё не знаете совсем, всё то, что я делал в прошлом покажется всем вам лёгким дуновением ветерка перед дьявольским смерчем. Если дразнить спящий вулкан, запуская в него киллограмы взрывчатки, в конце-концов он разозлиться и покажет всю свою силу, поглощая всё вокруг без остатка. Сейчас я нахожусь в состоянии разбуженного каким-то идиотом, вулкана. Я думал всё будет иначе, после финальной битвы, но нет, видимо не судьба и миру магии мало смертей и страданий. Какой мне толк от тебя Бэлла? Ты итак никуда не денешься, но быть подле меня я более не позволю никому. Я сделаю всё сам и любой, кто встанет на моей дороге, будет стёрт в порошок и прах его будет развеян по ветру. Править...это не интересно. Совсем не интересно. Я хочу другого, я люблю процесс, а не финал. Возможно тогда, когда она была жива - я был готов поменяться ради неё, ты не понимаешь Бэлла, ты ничего не знаешь. Перед финальной битвой я сделал ей предложение и она согласилась. Она должна была стать моей навсегда, но я снова потерял её. Ты представляешь что чувствует волк, у которого убили любимую самку? Он будет искать, пока не найдёт, а когда найдёт будет мучительно убивать свою жертву. Я ей не завидую нисколько. Я выполню своё обещание, данное всем Пожирателям смерти. Я не привык обманывать тех, кто был мне верен. Каждый из вас получит награду. Кто-то станет министром, кто-то получит Хогвартс, а кто-то получит земли и деньги. Моя миссия на этой земле окончена, я буду двигаться дальше, один. И теперь все вы, каждый из вас свободен от меня. Свобода - самое великолепное, что может только получить человек за свою работу.  После того, как я покину Альбион, ваши метки исчезнут и связь со мной у вас будет утрачена. Уверен очень многие желают этого больше всего на свете. Твоя жизнь будет идти так же, как и шла раньше, ты не сможешь измениться Беллатрикс, но и я не смогу быть другим. Я знаю, что ты не просто предана мне, ты влюблена в меня настолько, что готова идти за мной даже на смерть, но я должен разочаровать тебя. Я люблю женщин, люблю проводить с ними время, но я никогда не даю им свою душу, я никого не полюблю так, как любил Лилиан. Я точно это знаю. Твоя душа остаётся тут, в Англии, где твои корни и твоё древо, ты слишком сильно приросла к этой стране. Я не имею никого: ни семьи, ни корней ни дома, ни обязательств перед кем-либо. Что будет там, куда я отправлюсь... Кто знает, возможно там я найду то, что поможет мне забыть и стереть из памяти эту рыжую бестию. Возможно тогда я вернусь снова, но это будет так ни скоро: 50, а может 100 лет. Моё бессмертие, единственное, что радует меня в данный момент. Этот замок совсем одичает без меня, его забросят, он помрачнеет ещё больше и только василиски будут его надёжными стражами многие века. Замок - единственное по чему я буду скучать.

+1

7

Лорд отстранился.  Голос был холодным. Непроницаемым. В нем звучало только ледяное спокойствие и уверенность в произносимых словах. Скорее всего, он давно решил то, о чем говорил.
Но все же слова были невероятны. Нелогичны. Как можно пройти ради цели сквозь предательство, убийство, ложь, боль, смерть… и отказаться от нее, лежащей под ногами? Как можно отдать завоеванный мир просто вот так, сказав «это неинтересно». И уйти в никуда, в пустоту, тишину и небытие. Уйти, забыв, что за ним охотится полмира. Уйти, говоря что в пути ему не будет нужен никто и ничто, насмешливо говоря о вечности, словно это – какой-нибудь дешевый приз, выигранный в шутливую лотерею, которую иногда проводили в Хогвартсе на Рождество еще в бытность Беллы студенткой. Этого не могло быть. Но разве говоря о Темном Лорде, можно утверждать что-то наверняка? Он всегда поступал так, как считал нужным. И вполне мог вот так, шутя, отказаться от цели, к которой стремился всю жизнь.
Последнее предложение прозвучало пощечиной. Он знал… Все это время знал. И просто так говорил, что скучать будет только по замку. Нет, Белла ни в коем случае не считала себя роковой женщиной. Знала, что наверняка может вызвать только одно чувство – страх. Но все же.. наверное на что-то надеялась. Глупо…
- Милорд… Пусть будет так, как вы решили. Вы покидаете Англию. Вы покидаете своих слуг, многие из которых, я уверенна, были бы счастливы продолжать служить вашей воле. Это ваше решение, и я не вправе осуждать его. Но, молю, позвольте мне сопровождать вас. Вы говорите, что ничто не держит вас здесь – ни семья, ни корни, ни дом. Но что держит меня? Разрушенный особняк Блэков, сожженное семейное древо? Муж, который никогда не мог мне связно сказать и двух слов? Или, может быть, улицы, каждая из которых дышит воспоминаниями? Теми, которые я ненавижу. А может быть, Азкабан и покинутые дементоры? Нет, милорд. Моя жизнь – это вы. И без вас, без этой метки я не смогу. Я не прошу понимания. И тем более не прошу любви. Я прошу только одного – возможности быть с вами. Даже не с вами, просто – рядом…

0

8

Ну конечно. Бэлла была бы не Бэлла, если бы так вот просто сдалась. Это не в её стиле и она никогда не изменится. Том решил, что ненависть к магловскому миру остепенят её.
- Ты не сможешь жить так, как буду жить я. без особняка, в старой магловской квартире, без волшебных удобств, в одной комнате с маленькой кухней, одним окном и на девятом этаже, в грязном и тёмном районе обычных людей. Ты создана для элиты и роскоши. Я же, за свою жизнь повидал многое и ко многому привык. Там каждый сам за себя. ты ни разу не готовила еду, ни разу не стирала вещи, ни разу не мыла комнаты, ползая на коленях с тряпкой. Бэлла мне даже смешно это представить. Право это не твоя жизнь, она не для тебя. Мне нельзя будет сразу обзаводиться замком, необходимо чтобы ко мне привыкли, а для этого нужно терпение и заниматься весьма грязной работой. Жизнь в приюте научила меня многому. Ты ведь знаешь. Понятия не имею откуда, но ты знаешь, что я полукровка. Возможно ты не знаешь всей моей истории, но не думаю, что она будет тебе настолько интересна. Тут ты сможешь начать всё сначала. Сможешь построить новый дом, обзавестись детьми. Ты знаешь что я несу с собой только тьму и разрушение и смерть.
Он подошёл к Бэлле и взял её за плечи.
- В данном случае твоё упрямство не уместно. Подумай.

0

9

- Ты не сможешь жить так, как буду жить я. без особняка, в старой магловской квартире, без волшебных удобств, в одной комнате с маленькой кухней, одним окном и на девятом этаже, в грязном и тёмном районе обычных людей. Ты создана для элиты и роскоши. Я же, за свою жизнь повидал многое и ко многому привык. Там каждый сам за себя. ты ни разу не готовила еду, ни разу не стирала вещи, ни разу не мыла комнаты, ползая на коленях с тряпкой. Бэлла мне даже смешно это представить. Право это не твоя жизнь, она не для тебя. Мне нельзя будет сразу обзаводиться замком, необходимо чтобы ко мне привыкли, а для этого нужно терпение и заниматься весьма грязной работой. Жизнь в приюте научила меня многому. Ты ведь знаешь. Понятия не имею откуда, но ты знаешь, что я полукровка. Возможно ты не знаешь всей моей истории, но не думаю, что она будет тебе настолько интересна. Тут ты сможешь начать всё сначала. Сможешь построить новый дом, обзавестись детьми. Ты знаешь что я несу с собой только тьму и разрушение и смерть. В данном случае твоё упрямство не уместно. Подумай.
Белла усмехнулась. Начать все сначала? С какого начала? Страсть, любовь была ее основой, фундаментом здания ее души. Наверное, она и родилась вместе с ней, просто очень долго искала человека, которой был бы достоин ее, за которым могла бы идти. И начать сначала… Нет. Начала просто не было. Если бы она начинала сначала – это значило бы рождаться заново. А этого не мог никто. Да Белла и не стремилась к этому. Дети? Нет, она не обладала талантом нравиться детям или терпением, что бы возится с ними. Даже если это будут ее дети. Да и к тому же… детей не рожают от кого попало. Особенно в магическом мире. Особенно в тесном, душном мирке аристократов. 
- Я давно уже решила, милорд, - по бледным губам скользнула полуулыбка, легко покачала головой, доверчиво посмотрела в глаза – И вы это знаете. Знаете, что я от своего не отступлюсь и пойду за вами. Даже в маггловский мир. Даже к готовки еды и мытью пола. Я ничего об этом не знаю. Но вполне могу узнать. Я не настолько стара, милорд, что бы учится. И это даже не упрямство. Просто я не могу и не смогу по другому. Альтернатив не существует. Вы позволите быть рядом?..

0

10

- Ты упряма. Просто невыносимо упряма.
Он отпустил её и отошёл к разрушенному шкафу, вытащил оттуда одежду, стряхнул её и оделся, затем подошёл и накинул Белле на плечи дорожный плащ.
- Ветер я тебе гарантирую. Надеюсь летать ты любишь...
Он взял её под локоть и повёл из замка на улицу. Когда они зашли за ворота, где хлестал дождь и дул жуткий ветер, Том отпустил её и повернулся к ней лицом.
- Запомни. Том Риддл и Лорд остались тут. Там ты меня будешь звать иначе. сама придумай как и себе имя смени и фамилию придумай. В другом мире ты моя сестра. Никаких выканий и поклонов. только на ты и как с родственником. Я доставлю нас куда-нибудь. В другом обличье я не пойму твоего языка, но ты можешь общаться со мной мысленно, хотя в дороге тебе лучше поспать, если конечно тебе позволит ливень и ветер. А сейчас я по прошу тебя постоять на месте и не двигаться.
Том отошёл от Бэллы, закрыл глаза, затем опустился на колени и как-то напрягся. Послышался хруст, сравнимый с ломанием костей. Сжимая зубы, чтобы не проронить ни звука от боли, Том ещё крепче зажмурился. Позвоночник стал утолщаться и удлиняться, конечности менялись, увеличивались, затем настал черёд туловища и головы. Ещё некоторое время метаморфоз и перемен и перед Бэллой, вместо Лорда стоял большой чёрный дракон, с кожистыми крыльями, шипами и огромным гребнем на голове, хвосте и шее. С яркими красными глазами, когтистыми мощными лапами, крепким мускулистым телом. Его кожа была чешуйчатой, словно броня, а вместо языка было змеиное жало. Существо развернулось, устремив свой взор на Пожирательницу, затем сделало пару огромных шагов ей на встречу, словно пыталось узнать её. Приблизив огромную клыкастую морду к женщине, дракон шумно втянул воздух, чувствуя её запах, затем заметно кивнул, развернулся боком и лёг на землю, давая понять чтобы Бэлла залезала ему на спину. Лезть было довольно высоко и не очень удобно.

0

11

- Ты упряма. Просто невыносимо упряма.
Резко развернулся, отошел к шкафу. Достал какую-то одежду. Встряхнул. Оделся, на плечи ей набросил плащ.
- Ветер я тебе гарантирую. Надеюсь летать ты любишь...
Машинально расправила складки плаща, пытаясь все же осознать, что происходит. Он берет ее с собой?... Это было неожиданно. Да, Белла, безусловно, безумно хотела этого, добивалась. Но, наверное, все же мало верила что добьется успеха. Он был неожиданным. И приятным, как, впрочем, и всякий другой успех.
Лорд взял ее под руку, проведя по запутанному лабиринту комнат замка, вывел на улицу. Непогода разыгралась: шквальный, едва ли не сбивающий с ног ветер, ливень, такой сильный, что, казалось, там, на небе, просто распахнули окна и вылили огромное ведро воды. Струйки воды немедленно начали затекать за шиворот, оставляя мокрые дорожки. Встряхнула плечами, не обращая на это ровным счетом никакого внимания.  То, что происходило здесь и сейчас, перед ее глазами, было много важнее промокшей одежды.
- Запомни. Том Риддл и Лорд остались тут. Там ты меня будешь звать иначе. сама придумай как и себе имя смени и фамилию придумай. В другом мире ты моя сестра. Никаких выканий и поклонов. только на ты и как с родственником. Я доставлю нас куда-нибудь. В другом обличье я не пойму твоего языка, но ты можешь общаться со мной мысленно, хотя в дороге тебе лучше поспать, если конечно тебе позволит ливень и ветер. А сейчас я по прошу тебя постоять на месте и не двигаться.
Медленно кивнула. Думать не хотелось. Сейчас, по крайне мере. Лорд отошел в сторону. Легкое, как казалось со стороны, усилие воли- и на его месте стоял большой, невероятно красивый дракон. Белла улыбнулась, медленно, словно во сне, провела рукой по кожистому боку. Так прикасались, наверное, только к святыням. Повинуясь приглашающему жесту, залезла на спину. Лезть было высоко и неудобно, ноги то и дело соскальзывали… но после бурной боевой молодости, когда едва ли не каждая операция проводилась вот в таких же условиях это было не очень сложно.
«Куда мы полетим… милорд?»

0

12

-Не знаю…По дороге посмотрим.
Мысленно сказал он ей, затем расправил крылья, встал на все четыре лапы и, резко взмахнув огромными кожаными опахалами, взлетел вверх, начиная стремительно подниматься ввысь, навстречу жестокому ветру и пронзительному ливню, исчезая в грозовых облаках. Он набрал высоту, становясь практически невидимым с земли, и лёг на курс в неизвестность. А на пути только воздушные замки из дождя, ветров, облаков и чёрного неба. Три часа, стихия терзала их обоих, желая убрать со своего пути, но дракон всё летел, не обращая внимания на бьющий его дождь и пронизывающий ветер. Первое время он чувствовал дрожание Бэлы, знал, что она замёрзла, но сделать всё равно ничего не мог и продолжал лететь вперёд. Вскоре она затихла. Лишь один раз, зверь повернул голову, чтобы посмотреть на свою всадницу, он не различил её лица, только укутавшуюся в плащ фигуру с прилипшими длинными, мокрыми волосами. Ночь становилась всё глубже, Альбион уже давно исчез за горизонтом, они пролетели Европу и теперь спокойно летели над Сибирской тайгой, снизившись достаточно, чтобы можно было видеть деревья, редкие лачужки, занесённые снегом и льдом озёра и реки. Тут была зима, суровая, беспощадная, но невероятно красивая. Затем снова началась вода, Дракон опустился ниже, проводя лапой по водной глади, разбрызгивая солёную воду в разные стороны. Дёрнув головой, он выловил выпрыгнувшую из воды рыбу, целиком заглатывая её. Он спустился специально, чтобы поесть. Сил оставалось очень мало, а подходящего места для жилья, он так и не нашёл. Насытившись вдоволь, монстр снова взмыл ввысь, но на этот раз они летели по чистому, чёрному звёздному небу, которое сверкало так, словно тысячи бриллиантов были рассыпаны тут и там. Светившая полная луна отдавала изумрудным блеском на шкуре гигантского ящера. Ветра не было совсем, только слышался шум от крыльев, которые с равномерной частотой то поднимались, то опускались вновь.  Ящер вертел головой, словно мог разглядеть, что там внизу, увидев что-то он начал снижаться, пикируя вниз, сложив крылья максимально и словно камень падал и падал, набирая скорость. Когда до земли оставалось всего несколько футов, он расправил крылья, завис в воздухе, выпустил лапы и плавно приземлился на какой-то полянке. Помотав головой, отряхиваясь от заледеневшей воды и рыбьей чешуи, он протянул крыло в сторону.
- Слезай, приехали.
Наконец прозвучало в голове Бэлы.
Они стояли посреди какого-то парка, вокруг были постройки в необычном, похожем на японский, стиле. Выше виднелись белоснежные горы, и недалеко слышался шум морского прибоя. Сквозь деревья можно было различить огоньки от улиц и домов, освещённых фонарями и канделябрами. Вокруг не было ни души, лишь темнота, тишина и идеальное умиротворение. Тут был мир, и видимо люди не знали горя и боли в этих краях. Дракон раздул ноздри, выдыхая тёплый воздух шумно и резко, издавая характерное пофыркивание, затем расправил крылья и снова сложил их, разминая уставшие суставы.

0

13

Холод. Косые струи дождя, бьющие по лицу, шее, плечам. Стекающие за шиворот мгновенно отсыревшего плаща и легкой блузки, в которых была одета пожирательница. Пронзительно завывающий ветер. Бьющий в лицо. Лохматящий и без того растрепанные черные волосы. Под ногами – только чешуйчатый драконий бок и более сотни метров свободного полета.
Белла устало прикрыла глаза, закутавшись плотнее, обняв себя руками. Пытаясь сохранить хотя бы те ничтожные крохи тепла, что каким-то чудом еще сохранились в ее теле. Сколько времени прошло так – она не знала. Может, несколько минут, может – несколько часов. А может – и вечность. Дракон несколько раз поворачивал голову, желая, наверное, удостоверится, как она. Но сделать с дождем и холодом при всем желании ничего не мог.
Наконец, полет сквозь темноту и влажность в бесконечность завершился, мягко коснувшись кожистыми лапами земли, огненный ящер остановился. В голове Беллы прозвучал голос, похожий на человеческий, повелевающий спустится. С трудом поднявшись на затекшие от долгого сидения в одной позе ноги и спрыгнула на изумрудно-зеленый, идеально постриженный газон. Они находились в самом центре какого-то большого парка, невдалеке мерцали огоньки какого-то городка, воздух был чуть сыроватым, соленым. Такой можно встретить только на морском побережье.
Белла выразительно фыркнула. Магглы. Они были повсюду. Вернее, все вокруг было создано их руками. Только разве что небо да земля были такими же, как и сотни, тысячи лет до появления этих невыносимых двуногих…
- Где мы находимся и что будем делать ми.. – чуть замялась женщина, затем мужественно выровнялась, - брат мой?

0

14

Всё то время, пока она осматривалась, Том уже успел принять свой обычный облик и теперь стоял чуть в стороне, пытаясь отряхнуться от дождя. Он был мокрый насквозь. Волосы настолько слились с головой, придавая мужчине забавный, бесшабашный вид, что от былой прекрасной причёски не осталось и следа. Бэла решила съязвить, Том покосился на неё не очень дружелюбно, фыркнул и пробубнил что-то вроде
- Дай мне бог терпения…
А затем, ничего не говоря, пошёл по тропинке в сторону города, увлекая за собой пожирательницу. Том чувствовал, как в ботинках хлюпает дождевая воды, про дискомфорт тела он уже вообще старался не вспоминать, он больше напоминал вымокшего до нитки чёрного кота, нежели грозного тёмного мага Англии.
Ночь уже близилась к концу, и каких-то пару часов Бэле и Тому пришлось бродить по городу в поисках жилья. Том был единственный, кто мог говорить и читать на японском, поэтому, все объявления он просматривал в одиночку, от Бэлы в этом пользы не было никакой. Когда первые лучи солнца осветили спящий город, а на улице стали появляться Люди, Том решил таки пройтись по тем адресам, которые были указаны в выбранных им объявлениях. Первая квартира была слишком маленькой и находилась на первом этаже, вторая была прямо в центре города – это Тома тоже не устраивало. Что касается третьей, то там он не обнаружил туалета, в четвёртой ему не понравились соседи. И так далее и только, когда солнце уже близилось к зениту, он, наконец, выбрал им жильё. Это была квартирка с видом на парк, в тихом районе города, с маленьким балкончиком. В квартире было всё, что необходимо для маглов: туалет, ванная, весьма уютно обставленная спальня и кухня. Квартиру эту сдавала пожилая женщина, которая жила этажом ниже. Для добродушного разговора с этой дамой, Тому пришлось раскрыть всю галантность, добродушие и харизму, а так же своё природное очарование, которые он всю жизнь скрывал от своих подчинённых.  Том договорился с ней о плате, взял ключи, заплатил за три месяца вперёд и пошёл вместе с Беллой к своим новым апартаментам. Что они там обнаружили, было настолько далеко от замка Лорда, что трудно даже сравнить. Квартира была светлой, маленькой, но уютной. Ремонт был выполнен в спокойных и натуральных тонах. В комнате, что не очень понравилось Тому, была одна двуспальная кровать и всё,  других спальных мест не наблюдалось. Было ещё два кресла, которые не раздвигались, телевизор с плазменной панелью, ковёр на полу из мягкого ворса, туалетный столик, несколько шкафов и пара полок.
- Ну, вот оно, наше новое жильё…
Многозначительно протянул Том, затем снял с себя промокший плащ, швырнул его в кресло, разулся в коридоре, закрыл дверь на замок.
- Ты как знаешь, а я пошёл в ванную. Лично я промок от продолжительного полёта. Приготовь что-нибудь поесть. И да, магией не пользоваться!
Том, как самый умный, отдал все распоряжения и ретировался по-быстрому в ванную комнату, откуда вскоре послышались звуки льющейся воды.

0

15

Опустив руки, рассеянно глядя по  сторонам, пытаясь не то что сказать – хотя бы подумать связно и в выражениях, присущих истинной благородной леди, которой ее с детства воспитывали, Белла молча стояла в тесной комнатке. Она была растеряна, сбита с толку. Весь сегодняшний день ее преследовало ощущение нереальности. Дикой неправильности происходящего. Все происходящее было невозможным: Темный Лорд, разговаривающий на японском, мило разговаривающий со старушкой, придирчиво осматривающий какие-то абсолютно невероятные варианты жилья… Нет, это был даже не совсем Темный Лорд. Не тот величественный и грозный маг, подчинивший себе весь мир. Просто… абсолютно незнакомый человек.
«Что там было сказано насчет кухни?» - желудок настойчиво подсказывал, что пора было бы уже подкрепится, - не ела экс-пожирательница, наверное, уже дня два. Да еще и перелет этот, и нервы… Но вот готовить… Самой… Это ей-то, аристократки, нож держащий в руках исключительно ради того, что бы убивать и сдирать кожу, но отнюдь не для того, что бы нарезать  мясо или почистить рыбу. Но… что-то делать надо было. Ну а если еще и без магии…
Прошло, наверное, минут десять, прежде чем женщина шевельнулась и, обреченно вздохнув, направилась на кухню. Оказавшись там, беспомощно оглянулась по сторонам. Из знакомых предметов только белый высокий ящик, плита да шкафчики. Медленно прошлась, провела рукой по столешнице. Здесь было довольно уютно но голодной, довольно злой и совершенно сбитой с толку Белле казалось, что попала она в худшее место в мире. Может, это такой ад? Какой там из его кругов она должна занимать? Первый, кажется.
Подошла к белому высокому ящику. Как-то она такой видела. Даже пользовалась, кажется. Во время одной из операций она сидела в засаде в маггловском доме. Вместе с Долоховым. Семью, естественно перебили (всего-то каких-то три человека). Тогда тоже голодными были. И Долохов, усмехнувшись, предложил посмотреть на кухне что из еды есть. Тогда он и объяснил что такое холодильник.
Потянула за ручку. Внутри на полупрозрачных полках в ряд выстроились какие-то пакеты, упаковки, коробки. Задумчиво посмотрела на них, соображая что и где находится – японский она не понимала, а научится читать за пару секунд при всем желании не могла. Вытянула первый попавшийся. Кажется, это было мясо. Белла, глубоко задумавшись, посмотрела на него. О нет, готовить она не умела. Хронически. Ей это никогда не нужно было – всегда ведь были домовые эльфы и слуги. По крайне мере, так было в ее семье.
Итак, значит мясо… Что с ним можно было приготовить? На ум упорно ничего не лезло. Особенно из того, что можно было приготовить быстро, а есть хотелось здесь и сейчас.
Поставила упаковку в холодильник. Достала какую-то длинную коробку странной на вид формы. Осторожно открыла. Яйца. Ну а что... Можно же ведь приготовить омлет, она же несколько раз видела как это делается. Решено. Поставила яйца на стол. Порывшись в недрах холодильника, вытащила упаковку молока. Соль лежала на столе, кажется.
Положила на стол. Из шкафчика достала достаточно глубокие миски.
И беспомощно посмотрела на лежащие перед ней предметы.
«Дааа, Белла. Молодчина. Как разделать человека, что бы умирал он неотвратимо сутками, ты знаешь. А вот как правильно расправится с молоком и яйцом, что бы получить простейшее блюдо – нет. Браво. Мама бы тобой гордилась…»

0

16

Всё то время пока Лорд находился в ванной комнате, Бэлла что-то делала на кухне. Понял он это, когда выключил воду и услышал грохот кастрюль, которые, судя по всему, повалились на пол, ругань, возможно даже ворчание. Одежду Том по привычке не взял, поэтому пришлось обмотаться тем, что он нашёл в ванной, это было длинное белое мохеровое полотенце. Зеркала в ванной хватало ровно настолько, чтобы Том не мог увидеть как он выглядеть в полный рост. Пришлось идти из ванной в достаточно откровенном виде, хотя в принципе все неприличные места у него были закрыты, а остальное было вполне очень даже ничего. Любопытство превысило желание побыстрее одеться и поэтому Том прошлёпал не в комнату, а прямиком на кухню. Его взгляду предстала весьма забавная картина, при виде которой он не мог не усмехнуться. Подойдя со спины пожирательницы, которая видимо не подозревала, что он уже тут, он стал наблюдать что она делает.
- Это делается вот так...
он со спины взял её руки своими руками, улавливая момент, когда она взяла два яйца. Затем легко провёл одну её руку в сторону, стукнул яйцом о столешницу и быстро перевёл его к мисочке, которую Бэлла предварительно водрузила перед собой. содержимое скорлупы вылилось в посудину, затем то же самое произошло со вторым, третьим и четвёртым яйцом. После Том взял молоко, добавил его туда же, где лежали яйца, затем туда же опустил из коробки бекон, с которым Бэлла не знала что делать, затем вручил Бэллатрикс венчик.
- Мешай, пока всё не станет однородной массой, бекон тоже разотрётся. Мешай-мешай... Понимаю, почему Рудольфус никогда не ужинал дома.
с усмешкой произнёс Лорд, отходя от Бэллы. И совершенно не предполагая, что тот вид, в котором он сейчас разгуливал мог по меньшей мере стеснить пожирательницу.  У него была вполне неплохая фигура. Плавными линиями, чёрная змея извивалась вокруг его правой руки, то и дело пряча голову на груди у мага, где, в области сердца был выгравирован клыкастый череп, извергающий ядовитую гадюку. Том совершенно не обращал на это внимания. Кроме этого необычного узора, на его спине были видны старые рубцы поперёк всего позвоночника, словно следы от плети. На предплечье было родимое пятно в виде перекрещенных букв SS.
- Из тебя такая же хозяйка, как из меня добрый волшебник...
Том вытащил что-то из холодильника, сунул в рот и, пережёвывая пошёл в комнату, по пути снимая полотенце и вытирая чёрные волосы. Он дошёл до дивана и, пока Бэлла не видела, призвал колдовством одежду. Надел на себя всё чистое и, вполне довольный собой улёгся на диване, блаженно закидывая ноги на столик и прикрывая глаза.
- Бэлла мешай омлет, я всё слышу!
крикнул он, слушая внезапно наступившую тишину.

0

17

Не успела Белла прийти в полнейшее замешательство и абсолютный ужас от всего происходящего, как над ее ухом кто-то весело фыркнул. Вернее не кто-то. Волдеморт. Видимо, ему абсолютно не понравилось, что до этого творила с продуктами Белла.
- Это делается вот так...
Тонкие белые пальцы, обладающие, казалось, стальной силой, пробежались по предплечьям пожирательницы, мягкий, чуть насмешливый голос раздался почти возле уха, теплое дыхание едва заметно шевельнуло пушистую черную прядь, сильное, наполненное тем особым притягивающим теплом, которое исходит от хищника, тело прижалось сзади почти вплотную, пробежавшая по темной, пахнущей шампунем пряди капля воды упала ей на плечо. Белла вздрогнула. По телу как будто пробежала жаркая волна, из головы мигом выветрились и без того находящееся на грани вымирания мысли. Чего ей сейчас хотелось? Наверное просто повернутся и, плюнув на все обещания и условности, приникнуть губами к тонким, почти всегда упрямо сжатым губам Лорда. Но… она ведь все еще держала себя в руках, не так ли?
- Мешай, пока всё не станет однородной массой, бекон тоже разотрётся. Мешай-мешай... Понимаю, почему Рудольфус никогда не ужинал дома.
Все происходящее напоминало сон. Цветной, яркий, красочный, который можно было даже потрогать. Но такой нереальный. И того, кто осмелился бы ее разбудить пожирательница убила бы своими руками, медленно и мучительно.
Еще раз фыркнув, Лорд отошел. Повернулся спиной, и, стянув полотенце, направился в комнату. Белла задумчиво посмотрела ему вслед. Чем были заняты ее мысли? Уж точно не беконом. И даже вряд ли поиском смысла жизни. Нет, в голове с огромной скорости проносились образы. Картинки, яркие и нереальные. И довольно пошлые.
- Бэлла мешай омлет, я всё слышу! – вернул ее с Олимпа мечтаний, желаний и фантазий голос страстно любимого повелителя. Задумчиво посмотрев на венчик так, словно видела его впервые в жизни, Беллатрикс несколько раз довольно энергично дернула оным предметом в довольно тошнотворно выглядевшей субстанции непонятного то ли желтого, то ли белого цвета с плавающими внутри сгустками желтоватого цвета и красными островками бекона.
- Рудольфус сам хорошо готовил, - проворчала через некоторое время под нос пожирательница, задумчиво рассматривая результаты своего труда как древние оракулы – внутренности животных, затем добавила чуть громче,  - И как же нас будут звать, милорд? Что будем дальше делать?

0

18

На её оправдание Лорд ничего не сказал, а только усмехнулся, не открывая глаз. Тут было так спокойно и хорошо, что том не заметил как уснул на диване, оставляя свободной кровать, что стояла у окна. То ли на него повлияло длительное, утомительное путешествие, то ли климат и спокойствие, возможно он и вправду устал от той затяжной войны, которую вёл в Англии, а возможно всё сказывалось вместе. Тому впервые за это время снился сон. Он был настолько приятен и красочен, что очень не хотелось просыпаться. Том не успел ответить Бэлле на вопрос, это состояние навалилось так внезапно, что он даже забыл про еду и про то, что Бэлла там что-то готовила. Она настолько хотела угодить ему, что по-видимому, забыла даже переодеться и всё так же продолжала ходить в мокрой и холодной одежде, рискуя очень сильно заболеть. И этот факт Том тоже выпустил из головы, в один миг всё прекратило своё существование, он просто спал, видел этот дивный сон и наслаждался им.
Вокруг была тишина, яркое тёплое, летнее солнце, большой серебряный замок, зеркальной чистоты озеро, с цветущими берегами, а вокруг беззаботно щебетали птицы, спокойно гуляли олени и резвились на лугу маленькие бабочки. Он часто видел эту картину, порой даже наяву, она всплывала в его воспоминаниях, но он не мог найти это место, не мог понять, что оно означает, куда оно тянет его, куда зовёт.

0

19

Белла, склонив голову на бок, любовалась получившимся блюдом. Ну, не идеал конечно, но как любил говаривать Долохов – «первый блин всегда комом» (да, а еще он любил говорить «знал б где подать – соломки б подстелил», «твою мать» и «да пошло все к такому-то черту», но к делу это уже никакого отношения не имеет). Она ведь только начинает – а кулинарное мастерство приходит со сноровкой. Да и этот… омлет. Нет, ну и что, что подгорел немного, это ведь только суть сбоку. И что, что немного сыроват с другой. Все равно красивый. И вкусный. Его же она,  Белла, приготовила. А то что приготовила она, да еще, преодолев гордость, своими руками, плохим быть не может. Разве что только… Лорд-то это вряд ли оценит.
Внезапный приступ резкого кашля буквально скрутил пожирательницу.  Видимо, пока она летела на спине у такого милого пресмыкающегося как дракон, под холодным ветром и проливный ливнем, успела подцепить какую-то болячку. Может быть, банальный грипп. Хотя, судя по мелькающим перед глазами кругами, пылающему жаром лбу и пока слабому вращению мира перед глазами – это не так. Белла зябко передернула плечами – только этого «счастья» ей не хватало для полной эйфории. И отправилась в комнату, где стояла кровать. Какая-то, бесконечно умная и вечно саркастичная часть разума подсказывала, что лучше всего сейчас переодеться, сходить в душ, попробовать вспомнить рецепт зелья или заклинания (в медицинских целях Лорд не запрещал ей пользоваться магией), подогреть, в конце концов молоко с медом, хотя вкус оно имеет и отвратительный… Но, другая, чуть более глупая часть сознания решила, что единственное, что нужно в принципе физически сильной и выносливой Белле – сон. И женщина пошла спать.
Несколькими минутами позже, блаженно растянувшись на кровати, она невольно подумала, что маггловским мир, место, конечно, отвратительное по всем параметрам… но некоторых удобств не лишено и оно.

0

20

Складывалось такое впечатление, что он провалился в небытие. Том не помнил, сколько он провалялся, но когда он открыл глаза - темнело.
- Я что проспал сутки?
Он подошёл к окну, отодвинул занавеску и посмотрел на всё ещё оживлённые улицы Токио. Уже смеркалось и скоро солнце грозилось и вовсе покинуть этот остров и уступить трон луне. Лорд задумчиво почесал макушку, затем повернулся и разглядел в потёмках силуэт Бэлы, которая лежала на кровати.
- Не понял…
Том подошёл вплотную и наклонился, разглядывая лицо пожирательницы, нахмурился, поднёс руку и дотронулся до её лба.
- Вот зачем я её с собой взял…
Пробубнил Том. Бэла лежала без сознания. Сильный жар был на лицо. Том подошёл к тумбочке и включил лампу, желая получше рассмотреть пожирательницу. Она была вся мокрая, со лба на подушку стекали капельки пота, руки были ледяные, а дыхание тяжёлым и частым. Том откинул одеяло, обнаруживая, что женщина даже не смогла переодеться. Недолго думая, Лорд раздел Бэлу практически полностью, оставляя на ней только нижнее бельё. Том и не думал разглядывать её, бросив одежду в кресло, Том прошёл по комнате в ванную, набрал прохладной воды, взял что-то с кухни и пошёл со всем этим в комнату. Смочив полотенца, он положил ей один компресс на лоб, а другой в ноги, затем накинул мантию и вышел из квартиры, заперев дверь. Том вернулся, когда уже стемнело. В руках у него было четыре пакета с весьма сомнительным содержимым. Том разулся, разделся, пошёл в ванную, вернулся и стал разбирать пакеты, затем подошёл к Бэле, закатал рукава своей рубашки, убрал компрессы с тела пожирательницы, ещё раз потрогал её лоб. Температура немного спала, но не надолго, Том отошёл к пакетам, затем вытащил палочку.
- Акцио котёл.
Посреди комнаты появился небольшой котёл, Том присел, поднёс палочку к основанию котелка.
- Фламмеус.
В воздухе вспыхнул зелёный огонь и начал постепенно нагревать сосуд. За это время Лорд сходил в ванную, принёс воды, которую вылил в котёл, затем достал из пакета пучки каких-то трав, пошёл на кухню, вернулся, высыпал поочередно травы в котёл, помешал, наблюдая за тем, как жидкость приобретает коричневый цвет, снова залез в пакеты, достал оттуда совершенно странные вещи, кинул их в общее варево и стал помешивать, принюхиваясь и проверяя жидкость на цвет. Вскоре зелье было готово, оставалось его только остудить. Из всех магов Том был самым одарённым зельеваром, и тягаться с ним мог только Северус Снейп. Наливая зелье в кружечку, Том пошёл на кухню, открыл там окно и поставил на подоконник остужаться, после чего вернулся к Бэле. Она всё ещё тяжело дышала. Том приподнял её, удерживая одной рукой за спину, другой снял с неё бюстгальтер, убрал его в общую кипу одежды, подошёл, достал из пакета две баночки и снова вернулся к пожирательницы. В первой баночке была приятная желтоватая мазь. Том взял немного, смазал грудную клетку, открыл вторую баночку и аккуратно вытащил оттуда за хвост одну пиявку, цепляя её на кожу Бэле в области лёгких и бронхов. Когда Бэла стала похожа на зебру от обилия чёрных полосочек на теле, том аккуратно накрыл её простынёй, собрал оставшиеся пакеты и пошёл на кухню. Устроившись там вполне неплохо, выставив бутылку со сливочным пивом, непонятно откуда появившегося, и заедая это дело какими-то странными кусочками, том читал газету на английском и японском языках. Шло время. С тех пор, как Том облепил Бэлу пиявками, прошло уже три часа. Оторвавшись, наконец, от своей трапезы, он прошёл в комнату, убрал простыню, снял разъевшихся от крови пиявок, снова зачерпнул, немного, мази и смазал те места, на которых остались синяки от присосок. Температура стала понижаться, хотя Том знал, что это ещё не полное выздоровление. Он укрыл Бэлу покрывалом из шерсти, положил ей опять компресс из трав на лоб, сходил на кухню, выключил свет и вернулся на диван, погасив лампу и оттуда сквозь темноту комнаты взирал на больную, ожидая, когда она придет в себя.

0

21

Пробуждение было неприятным. Даже не так. Фраза такая была бы в корне неверна. Ну, во-первых, пробуждение это было даже не пробуждение – с несколькими приятными минутами полудремы, с обязательными сонными мыслями, когда человек себя еще не осознает, когда, как говорили некоторые мудрецы и философы, с душами нашими беседуют ангелы, с постепенным осознанием своего  бренного тела, каждой его мышцы, каждой клеточки, в болезни или здравии оного. Пробуждение по сути своей похоже на выход из воды – плавное, постепенное, расслабленное. Сейчас же было что-то совершенно противоположное, Беллу как будто кто-то весьма неласковый просто пинком выставил за двери царства Морфея. Она резко открыла глаза, попыталась было привстать на кровати. На нее резким водопадом обрушились ощущения. Боль, чудовищная боль, скручивающие легкие в один тугой гордиев узел, кашель сотрясающий тело. Ощущение какой-то гадости, покрывающей тело, боль, как будто от каких-то мелких укусов. Слабость и какое-то незаправдашнее ощущение полета, для которого, если верить классикам, птица создана как человек для счастья. Или не так? Да, впрочем, какая разница.
Белла откинулась обратно на подушку. Думать, анализировать было невозможным, единственный факт, который женщина осознала чрезвычайно четко и который хорошенько встряхнул ее – на ней не было одежды. Вообще. Это было… неприятно. Нет, не то что бы женщине после бурно проведенного вечера и ночи не доводилось просыпаться в чьей-нибудь постели, не зная своего точного месторасположения и того, по каким углам разбросана ее одежда, но вот осознание, что кроме нее в помещении находился только Лорд было новым. Необычным. Приятным. И волнительным. По телу пробежалась едва заметная волна дрожи. Невольно перед глазами, как в замедленной съемке, пролетели картинки, как именно он это делал. Мысли, которых и без того в темноволосой голове было очень немного и вовсе взяли бессрочный отпуск за свой счет и отправились куда-то в родные неведомые прочим частям тела пенаты, оставив своими заместителями всевозможные фантазии которые, верно, встречаются в головке каждой представительницы женского пола в возрасте от 12 до 50 лет, но в которых они редко когда признаются.
- Что со мной? – наконец сумела выдавить из себя пожирательница, несколько удивляясь собственному хриплому голосу; слова, слетающие с губ, как будто царапали его наждачной бумагой.

0

22

- Ну, если учесть тот факт, что ты пролетела тысячи миль под проливным дождём и пронзительным ветром практически в одном платье, то я думаю, что у тебя воспаление лёгких.
Том заставил себя подняться с кровати и проследовать к больной. Подойдя  вплотную, он зажёг лампочку, нагнулся, рассматривая её глаза, затем заставил открыть рот, посмотрел на язык и потрогал её лимфоузлы с какой-то странной задумчивостью.
- А ещё у тебя сифилис, поздравляю. Знаешь, что такое случайные связи и не защищённый секс с кем попало. Мда, я думал ты хотя бы зелья принимаешь против этого. Но не волнуйся несколько неприятных процедур, которые я уже начал проводить и ты будешь почти девственницей...
Том ухмыльнулся, сдёрнул с Беллы одеяло, нахмурился и взял снова баночку с белой мазью, присел на краешек кровати и другой рукой вытащил за хвост пиявку из баночки, глядя на её сокращения и извивания.
- Такая малышка, а так много делает... терпи, Белла и снова будешь девочкой.
С этими словами Том прилепил пиявку Белле на низ живота и взял следующую. Скоро Бэлла была подобием зебры снова, а Том задумчиво сидел на краю кровати.
- Никогда не любил колдомедицину, чувствуешь себя таким нужным людям... Полагаю связи у тебя были вовсе не с Рудольфусом. Он не болен, я это точно знаю. Его кровь чиста, по крайней мере была месяц назад. Пиявки высосут из тебя больную кровь, и ту, которая разносит вирусы пневмании и ту, которая заражена сифилисом. Убьём двух зайцев сразу. За то время, как я тебя лечу я уже сотню раз пожалел, что я тебя взял с собой. Ненавижу себя такого...
Лорд брезгливо передёрнулся, встал и прошёл к окну.
- И только попробуй после этого лечения не научиться вкусно готовить, я тебя отправлю обратно в Англию. Одну...

0

23

- Ну, если учесть тот факт, что ты пролетела тысячи миль под проливным дождём и пронзительным ветром практически в одном платье, то я думаю, что у тебя воспаление лёгких. А ещё у тебя сифилис, поздравляю.
Сказать, что Белла была шокирована этими словами – значило ничего не сказать. Она была застигнута врасплох, удивлена, уничтожена. Как такое могло быть? Она же всегда.. ну, почти всегда… В тех случаях когда могла предвидеть. А, да черт с ним. Все же хорошо было, если не задумываться об этом. Просто – не думать. Да, действительно просто, особенно если чувствовать теплое дыхание, мимолетно коснувшееся щеки, тонкую черную прядку волос, задевшую шею, жаркое, сильное тело, теплые руки…
- Полагаю связи у тебя были вовсе не с Рудольфусом. Он не болен, я это точно знаю. Его кровь чиста, по крайней мере была месяц назад. Пиявки высосут из тебя больную кровь, и ту, которая разносит вирусы пневмонии и ту, которая заражена сифилисом. Убьём двух зайцев сразу. За то время, как я тебя лечу я уже сотню раз пожалел, что я тебя взял с собой. Ненавижу себя такого...
Почти безразлично пожала плечами. Конечно, не с Рудольфусом. Не любила мужчин которые были не в состоянии прикрикнуть, настоять на своем. И в постель не торопилась пускать. А то что он не болен ничем – не факт, особо верным поведением он не отличался. «В тихом омуте», знаете ли. Да и не всем были настолько противны его ласки как Белле.
- И только попробуй после этого лечения не научиться вкусно готовить, я тебя отправлю обратно в Англию. Одну...
Усмехнулась, зябко обхватив плечи руками. Стараясь не смотреть на пиявок, облепивших все тело. И не думать о их близких родственниках  - высшем звене в цепи пиявочной эволюции – дементорах. Уж больно неприятны оные субъекты были.
- А вы дадите мне хотя бы один урок, милорд? Всегда лучше учится под чьим-то чутким руководством чем методом проб, ошибок, пустого кошелька и испорченных желудков…
И добавила чуть тише, благо, голос уже позволял это:
- Спасибо…

0

24

- О, боже как мило, меня сейчас стошнит. Я и не знал, что Белла умеет говорить спасибо, да и потом нашла кому. Мне спасибо, тоже самое, что и молчание, абсолютно одинаковые эмоции, а точнее их отсутствие. И вообще с чего ты взяла, что я умею готовить?
Том фыркнул и, подвинув кресло к кровати, плюхнулся в него, устроив ноги на матрасе и исподлобья наблюдая за Беллой. Пиявки делали своё дело час за часом, вытягивая из женщины вирусы и надуваясь, словно воздушные шарики. Том убирал одних и сажал новых на их место. Ночь уже постепенно перевалила за три часа и до восхода солнца оставалось совсем чуть-чуть. Белла то дремала, то бодрствовала. Её внешний вид становился всё лучше и лучше. Когда Белла уснула, Том снял с неё пиявок, укрыл одеялом, оделся и ушёл. Вернулся он, когда стемнело, подошёл к кровати, посмотрел на розовый цвет лица Беллатрикс, ухмыльнулся и зашторил шторы, затем подошёл и зажёг верхний свет.
- Хватит спать, вставай. Из твоих болячек осталась только простуда, которую будешь лечить зельем. И да, оденься.
он кинул на кровать пакет из которого вывалилась женская одежда. Том быстро отвернулся и пошёл на кухню, предпочитая не лицезреть обнажённое тело Бэллы. Дело было в том, что к больным Том относился равнодушно, а вот к здоровым женщинам... Здоровое тело - есть здоровое. Том умел ставить на ноги - буквально за пару дней, он мог вытащить умирающего человека из лап смерти и наоборот живого вогнать в кому. Дело было только в желании. Наливая в чайник воды, он поставил его на плиту и включил, сам же отвернулся к окну и уставился в темноту, опираясь руками о подоконник.

0

25

- О, боже как мило, меня сейчас стошнит. Я и не знал, что Белла умеет говорить спасибо, да и потом нашла кому. Мне спасибо, тоже самое, что и молчание, абсолютно одинаковые эмоции, а точнее их отсутствие. И вообще с чего ты взяла, что я умею готовить?
Пожала плечами почти безразлично. Почти. Да, никогда не умела скрывать эмоции. Не нужно было ей это. Спасибо она говорила не совсем за лечение. Просто за то, что взял с собой. Просто за то, что был рядом. А может, даже не ему. Себе. Или в пространство. Или жизни – за то что она такая, какая есть. Другой уж не будет – не в силах человек прошлое менять. Да и кроме того… Это действительно прошло – выбирать времена.
Остаток ночи прошел мирно – Лорд сидел на диване, глядя задумчиво куда-то вдаль – может в себя смотрел, а может, думал о чем. Белла сидела, поджав ноги под себя. Она засыпала и сны видела какие-то неправдопобно-тревожные, от которых тотчас открывала глаза. Потом, после непродолжительной борьбы со сном, глаза вновь закрывались. В итоге она все же заснула, проснулась только когда край неба нежно заалел, накрытая одеялом и уже без сотни пиявок, присосавшихся к телу. Лорд, то ли проснувшийся раньше, то ли вообще не ложившийся спать, зажег свет. На кровать упал пакет с одеждой.
- И да, оденься.
Стремительно вышел. Женщина задумчиво посмотрела ему вслед. Задумчиво посмотрела на разбросанные по кровати вещи. Одна привлекла ее внимание- халат с короткими рукавами. Да и сам он длины большой не был. Скорее даже по-другому – короче было просто некуда.  Цвет был каким-то то ли синим, то ли еще каким. Усмехнувшись, женщина набросила его на голое тело и, легко отбросив одеяло, направилась на кухню. Он стоял у окна, опершись руками о подоконник смотрел куда-то вдаль. На плите мирно закипал чайник. Подошла к нему. Мысленно вознеся молитву неким высшим силам, подошла вплотную к нему, обняла за талию, положила голову на плечо. Как обычно, особо не думала когда делала. Что было дальше? Ну, логичнее всего было бы предположить, что сейчас она просто отправится полет к какой-то стене или и вовсе в окно, ну или получит отповедь. Или действительно окажется одна в Англии. Но по-другому, наверное не смогла бы.

0


Вы здесь » Хогвартс. Пророчество. » Flashback » Последний день


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC